Что делать с мусором: проблема стихийных мусорных свалок

В преддверии Копенгагенского саммита по климатическим изменениям мы начинаем публиковать цикл репортажей и корреспонденций о состоянии российской экологии. По некоторым данным, в России скопилось приблизительно 85 миллиардов тонн промышленных и 15 миллиардов тонн твердых бытовых отходов. Проблеме стихийных мусорных свалок в Москве и Подмосковье посвящен материал Григория Пасько (Москва).

По  некоторым данным, в России скопилось  приблизительно 85 миллиардов тонн промышленных и 15 миллиардов тонн твердых бытовых  отходов. Еще в 2002 году торгово-промышленная палата РФ направила министрам финансов  и экономического развития и торговли свой  законопроект «О плате за негативное воздействие на окружающую среду».

Недавно министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев на встрече с президентом Дмитрием Медведевым сказал, что штрафы для предприятий за ущерб окружающей среде будут увеличены сначала в пять раз, а к 2016 году — в 20 раз. Также министр отметил, что сегодня общий объем выплат в качестве штрафов составляет всего 16 миллиардов рублей, то есть сотую долю процента прибыли предприятий.

Закона «О плате  за негативное воздействие на окружающую среду» до сих пор нет: его проект все еще находится  на рассмотрении правительства РФ.

Вот уже в  течение многих лет я наблюдаю один из «факторов стабильности»  в российской действительности –  огромную несанкционированную свалку мусора в Киржачском районе Владимирской области. Меняются власти, времена года, президенты – свалка лежит на месте. Периодически ее закатывают в землю бульдозером и размазывают по поверхности близлежащих оврагов. Если копнуть вглубь, то вполне может оказаться, что слой свалки уже составляет с десяток метров.

Я разговаривал с главой муниципального образования  Киржачского района. (Район этот  граничит с Московской областью, и в нем в летние и выходные дни проживают москвичи на своих дачных участках – население области увеличивается в 8 раз). Чиновник сказал мне, что невозможно решить  проблему свалок при бюджетном финансировании в 50 000 рублей в год. На эти мизерные деньги невозможно даже заикаться о покупке контейнеров и мусороуборочных машин. Не говоря уже о строительстве новых полигонов для ТБО.

Не лучше картина  и в Московской области – одной  из самых густонаселенных в РФ. Ежегодно только на санкционированные полигоны Подмосковья (их всего 93 штуки) осуществляется вывоз мусора порядка пяти миллионов тонн твердых бытовых отходов (ТБО). Из них 2,5 млн тонн поставляет Москва. Сколько мусора вывозится на не санкционированные свалки – никто не знает. Московская область с территорией 47 тыс. кв. км и населением почти 7 млн., отличается очень высокой антропогенной нагрузкой на окружающую среду и, прежде всего на водную систему.

Одна из причин многолетнего существования  мусорной проблемы в том, что лица, ответственные за уборку мусора и контроль над выполнением экологического законодательства, уверены в своей безнаказанности. (Здесь надо отметить, что основной нарушитель экологического законодательства в РФ – само государство).

Твердые бытовые отходы  не так безопасны, как может показаться на первый взгляд. Это не пищевые остатки, которые могут разложиться за несколько недель. Например, бумага разлагается от двух до десяти лет; консервная банка – более 90 лет; фильтр от сигареты – 100 лет; полиэтиленовый пакет – более 200 лет; пластмасса – 500 лет; стекло – более 1000 лет. Кроме того, в результате окисления и деструкции таких скоплений образуются продукты, содержащие токсичные новообразования — диоксины. Смешиваясь с дождевыми и паводковыми водами, фильтрат просачивается вниз, отравляя подземные источники водоснабжения.

 

В борьбе с мусором  я видел активность только со стороны  милиции: доблестные защитники правопорядка устраивали засады (их любимая забава) и штрафовали тех, кто выбрасывал мусор на стихийно образованных свалках. Замечу – других, не стихийных, в районе 30-40 км просто не было. На вопросы людей «А куда нам его выбрасывать?» милиционеры отвечали «Везите к себе домой».

То есть, государство  зачастую самоустраняется от решения  проблемы, перекладывая бремя на плечи населения.  Поэтому часто жители деревень и поселков сами организовывают вывоз мусора из своих поселений. Вывоз тонного контейнера обходится в 1,5-1,7 тысяч рублей. Если учесть, что в год человек в среднем «производит» около 600 кг мусора (чуть более 1,5 кг в день), то годовой тариф составит порядка 800 рублей. Это возможно в том случае, если есть условия для оборудования контейнерной площадки и установки контейнеров. То есть, все равно содействие местных властей необходимо.

Содействия можно дожидаться годами (в том же Киржачском районе его пока так и не дождались), годами писать заявления и жалобы… Чиновников за это не наказывают. Им гораздо выгоднее не убирать свалки, а перекладывать вину за разбросанный мусор с одной инстанции на другую.

Хотя и законы «Об охране окружающей среды» и  «Об отходах производства и потребления» содержат нормы, в которых четко  прописаны обязанности региональных и местных властей, чиновники  не торопятся исполнять свои обязанности, а прокуроры – применять меры к чиновникам.

 Григорий Пасько, для RFI, Москва